ВСЕ ЖЕЛАНИЯ НА СВЕТЕ

ВСЕ ЖЕЛАНИЯ НА СВЕТЕВ 7 часов вечера 31 декабря Ирина услышала звонок в дверь и пошла открывать. Она прекрасно знала, кто за дверью. Но все-таки надеялась…

Подруга Юля влетела, как вихрь, сунула Ирине охапку белых хризантем, закружила, зацеловала, затараторила:

— Дорогая моя, единственная подруженька! Поздравляю тебя с твоим замечательнейшим днем варенья! С твоим четвертым десяточком, который сегодня начал набирать обороты. Но пока ты еще совсем юная тридцатилетняя женщина, у которой впереди целая жизнь. И я желаю, чтобы эта жизнь была счастливой…

Ирина изобразила самую восторженную улыбку, на которую только была способна в данный момент, но Юлю, с которой они дружили с детского сада, ей было не провести. Только с первого взгляда Юля казалась легкомысленной щебетушкой. На самом деле это был целеустремленный кремень, в облике нежной и удивительной блондинки. И она всегда попадала в цель.

— А Женя где? — задала подруга вопрос в самое «яблочко».

— Жени нет. — По существу ответила Ирина на поставленный вопрос.
— А будет?

— Не будет.

— Ясно.

Юля виртуозно вернула разговор к теме дня рождения, вручила Ирине подарок — роскошный махровый халат и, не дожидаясь приглашения, пошла к столу.

— Как провела именинница утро своего тридцатого дня рождения? — Юля была само очарование и, судя по всему, собралась вести светскую беседу.

— Съездила к маме на кладбище. Сырость такая, холод, а снега нет. Хоть бы одна снежинка в ладошку упала, чтобы желание загадать. Помнишь, как мы в детстве ладонь подставляли и загадывали, пока не растаяла? Потом заехала на рынок, купила продукты. Угощайся. И давай выпьем, наконец, за меня.

— Дорогая моя подруженька! -Юля тут же опять включилась в игру. — Я хочу поднять тост за самую лучшую, умную, красивую, добрую, интеллигентную, сексуальную, хозяйственную женщину на свете. За тебя, Ирина! Будь счастлива в новом году!
{PAGEBREAK}
И тут Ирина заревела как белуга. Насколько помнила Юля, она не ревела так лет с восьми, когда сорвалась с дерева и ободрала о кору кожу на ногах. И поэтому Юля взорвалась.

— Где этот паршивец? Почему его здесь нет? Четыре года подряд я с 7 до 10 вечера встречаюсь с ним в этой квартире за этим столом. Что такого могло случиться, что сегодня его нет? Он что, заболел? Или вы поссорились?

— Мы расстались.

— Отлично. На моей памяти вы расставались несколько тысяч раз. В основном, когда у тебя ПМС. Правда, 31 декабря, в этот святой день двойного праздника — Нового года и твоего дня рождения, вы не расставались ни разу. Захотелось острых ощущений?

— Мне захотелось замуж.

— И что?

— Я позвонила и сказала, что хочу стать его женой.

— Он обрадовался?

— Он разозлился. Сказал, не смей меня шантажировать, я не готов к семейной жизни, у меня куча проблем, которые важнее, чем женитьба, и которые нужно срочно решать.

— Женя!?

— Да. А еще он сказал, что у меня ПМС. И чтобы я выпила воды, умыла лицо и успокоилась. Мы расстались, Юля. Насовсем.

Подруги помолчали.

— Когда это было?

— Неделю назад.

— Я не брала трубку.

— А почему ты вдруг захотела за него замуж? Ты же четыре года руками и ногами отбивалась.

— А теперь захотела. Ладно, хватит об этом. Второй тост, по традиции, за Новый год.

— За Новый год! И пусть в новом году… Погоди, так ты что, будешь Новый год одна встречать?
{PAGEBREAK}
С тех пор, как пять лет назад умерла Иринина мама и Ирина развелась с мужем, Юля каждый год приходила к подруге на двойной праздник, 31 декабря, с 7 до 10 вечера. И Женя приходил. Только он оставался с Ириной, а Юля в 10 вызывала такси и мчалась домой. Это все-таки семейный праздник.
— Ирка, я не знаю… Но нельзя же в Новый год одной. Поехали к нам. Олег шашлык обещал приготовить. А у меня знаешь, какое шампанское есть? Помнишь, мы им на третьем курсе напились? Как оно, на «к»…

— «Вдова Клико». Я буду не одна.

— В смысле?

— Я не одна буду встречать Новый год. Так что поезжай спокойно домой.

— Не одна? — Юля с возмущением оглядела комнату. — Что-то я никого больше тут не вижу.

— И не увидишь. Он пока невидимый. Ну, или она. Но нас двое.

— Ира! Ира-Ира-Ира-Ира, скажи что ты пошутила. Ведь это же не…

Впервые за весь вечер Ирина улыбнулась по-настоящему, теплой и намного беспомощной улыбкой.
{PAGEBREAK}
Но Юле было не до смеха:

— У тебя же бесплодие!

— Ну, разве не чудо? Я, когда узнала, всю ночь не спала. То плакала, то смеялась. Мне кажется, что он уже там шевелится. Хотя рано еще. Но я его чувствую, точно. Хочу мальчика, и чтобы на Женю был похож. А Женя все время говорил, что хочет девочку, такую же, как я. Жалко, что он не узнает, что у меня родится сын.

— Постой! Погоди! Ир, как это он не узнает? Ты что ему не сказала?

— Не сказала. И ты не скажешь. Иначе мы больше не подруги.

— Но почему?

— Я всю ночь не спала. А утром ему позвонила. Он в Германию улетал, на свой симпозиум. Я всю ночь плакала и решала. Думаешь, мне легко было сказать ему, что я согласна выйти за него замуж? Я до сих пор с содроганием свой первый брак вспоминаю, хоть уже и пять лет прошло. Я зареклась, когда развелась. Но я думала, ребенку ведь нужна семья. И я решила, что смогу. Смогу стать хорошей женой и хорошей матерью. Потому что я их обоих люблю больше всего на свете. И тебя, Юлька, люблю. Спасибо, что ты у меня есть.

— Так, отставить лирику. И я тебя люблю, ты знаешь. Но тебе ведь стоило только сказать, что ты беременна, и он бы тут же примчался и потащил тебя под венец.

— А если нет?

Юля оцепенела.

— Как это нет? Ты что, с ума сошла?

— Ничего я не сошла. Я просто струсила. Когда я позвонила, он уже в аэропорту был. И я подумала, а вдруг я ему скажу, а он как-то не так отреагирует. И не смогла сразу. А потом он начал на меня орать. Сказал, что я истеричка. Что я его до инфаркта доведу. Четыре года он в ногах у меня валялся, чтобы я за него замуж вышла. Я, как Снежная королева, твердила «нет». А теперь вдруг — «женись немедленно». И потом, он и так сказал, что я его шантажирую. Представь, какой классический шантаж получился бы, если бы я ему сказала: «Дорогой, я беременна».

— Да уж. — На глаза Юли неожиданно навернулись слезы. — Но как же ты одна будешь ребенка воспитывать? С твоей-то творческой профессией? У тебя ведь то густо, то пусто. А малышу каждый день кушать надо.

— А я книжки для детей буду сочинять. Да и ты у меня есть. Неужто не поможешь?

— Помогу. Всегда. Что бы ни случилось. Давай, что ли, выпьем за маленького Евгения Евгеньевича. Хотя третий тост за любовь полагается.

— Так он и есть за любовь. Давай!

— А с ним-то как?

— С ним?… Ничего ведь не изменилось. Я его люблю. Пусть решает свои важные проблемы. Когда-нибудь он не сможет без меня. И тогда он вернется. А мы с сыном будем его ждать.

Уже было половина двенадцатого, когда Ирина опомнилась и бросилась вызывать такси:

— Ты в машине с таксистом будешь Новый год встречать. Семья,

небось, уже извелась вся. Позвони им хотя бы!

— Занято. Линии перегружены. Все друг друга поздравляют.

— И машин свободных нет.

Ирина выглянула в окно и увидела, что к подъезду подъезжает такси.

— Юлька. Я его задержу. Одевайся!

Ирина скатилась кубарем по лестнице, чуть не сбила с ног мужчину с белоснежным букетом, и подбежала к таксисту. Вслед за ней, с воплем: «Ты что, забыла? Ты же беременная!» — из подъезда вылетела Юля.

— Забыла. Не привыкла еще, -улыбнулась Ира. — Кто заказывал такси на Дубровку?
{PAGEBREAK}
Подруги расцеловались. Юля умчалась, а Ирина медленно пошла к подъезду. Вдруг на ее щеку упала снежинка. Потом еще одна. Ира подняла голову вверх. Прямо на нее с неба неслись большие снежные хлопья. Она протянула руку, раскрыла ладонь, поймала снежинку, закрыла глаза и загадала желание.

А когда открыла, увидела возле подъезда Женю с букетом белых хризантем. Он стоял, смотрел на нее и плакал.

— Как ты здесь оказался?

— Приехал на такси, — ответил Женя.

— А до такси?

— Летел на самолете.

— А почему ты здесь?

— Потому что я тебя люблю. И не могу без тебя. Прости за тот разговор. Я растерялся. Я не поверил. Я решил, что это шутка. Я боялся, что ты разобьешь мне сердце. Потому что я люблю тебя больше всего на свете. Потому что кроме тебя у меня никого нет.

— А почему ты плачешь? — Улыбнулась Ирина.

— Я не плачу. Я радуюсь. Я счастлив. Потому что… Я слышал, что Юлька кричала. У нас… Будет ребенок?

— Сын. Такой же, как ты.

— Нет, я хочу дочку, и чтобы она была похожа на тебя…

А снег все шел, падал большими хлопьями. Укрывал прошлогоднюю грязь и опавшие листья. И снежинок хватило бы на всех. На все желания на свете. Нужно было только подставить ладонь и закрыть глаза.

Любовь АЛЕКСЕЕВА