ВСТРЕЧА ПОД НОВЫЙ ГОД

ВСТРЕЧА ПОД НОВЫЙ ГОДЧемпионка Европы и неоднократный призер чемпионатов Европы и мира по плаванию Александра Герасименя родилась 31 декабря. И последний день уходящего года является для одной из лучших спортсменок Беларуси не только предтечей большого всеобщего праздника, но и самим праздником, который она регулярно отмечает в кругу родных и друзей.

Саша любила этот праздник еще с детства — 31-го она получала подарок на день рождения, а утром следующего дня — еще один, уже на Новый год. И традиция эта сохраняется вот уже 25 лет — ровно столько стукнет ей в очередной двойной праздник. Александра не знает, каким получится этот день, но очень хорошо помнит 31 декабря 2009, когда…

Впрочем, пусть об этом расскажет она сама…

Все мы любим волшебные истории, которые случаются исключительно на Новый год и меняют нашу жизнь самым сказочным образом. Хотя, скажу честно, в тот день мне было не до романтических переживаний. Все надо было сделать быстро — заехать после утренней тренировки в магазин, купить новогодние подарки для друзей, затем загрузить последних в машину и отвезти их на дачу к общим знакомым. Потом вернуться домой и провести хотя бы час в компании родных, подарки которым я, к счастью, купила заранее…

…Я стояла в длиннющей очереди на заправке, удивляясь тому, как много людей собираются совершать многокилометровые заезды именно в новогоднюю ночь. Впрочем, судя по тоскливым и напряженным лицам моих невольных товарищей по несчастью, они также предавались подобным размышлениям.

Я переминалась возле своей машины с ноги на ногу и озабоченно поглядывала на правое переднее колесо — явно дававшее ей небезопасный крен. Только этого мне еще не хватало — тем более, что я и понятия не имела, каким образом можно вдохнуть в него жизнь без насоса, который остался — очередной каприз судьбы — в гараже…
{PAGEBREAK}
На заправке толчея, и у меня даже мысли нет о том, чтобы попросить о помощи кого-то из персонала… А очередь тем временем окончательно встала — благодаря возникшей перепалке между каким-то грузным мужчиной и женщиной ему под стать. Они могли бы быть близкими родственниками, братом с сестрой, если бы не осыпали друг друга целым сонмом ругательств, многие из которых были столь затейливы, что заставляли окружающих слушать перепалку, разинув рот.

«Больше всего на свете не люблю хамство…» — вышедший из темно-синего «Вольво» молодой человек произнес эту фразу, словно цитату, адресуя ее явно мне. Я пожала плечами, мол, а кому это понравится, и спросила: «Из-за чего они?» — «Похоже, очередь не поделили, кто раньше должен, сегодня такой день — все торопятся и все опаздывают. Вы ведь тоже не исключение, правда?» — и он как-то странно улыбнулся, будто бы действительно знал, отчего я тут торчу и куда на самом деле спешу.
«А у меня сегодня день рождения», — зачем-то выпалила я. — А колесо сдулось, и насоса нет». Выглядела я положительно глупо, рассказывая о своих проблемах первому встречному человеку. Правда, отдавая должное, этот человек был весьма недурен собой — высокий, темноволосый и со спортивной фигурой — все, как я люблю. И мне даже показалось, что я его где-то раньше видела.

Молодой человек вроде бы ничуть не удивился моему сообщению, и заглянув на секунду в багажник, извлек оттуда насос, а с заднего сиденья своего авто достал… букет белых роз (Откуда узнал, что я их люблю больше всего на свете? Откуда они там вообще оказались?)

«Это вам — с днем рождения!» — передав мне букет, он проворно отвинтил ниппель и принялся качать колесо. Я автоматически перевела взгляд на его правую руку — кольца на пальце не было! — и тут же сама себе ужаснулась. Еще не хватало завести роман на заправке. Хотя что в этом такого? Я смотрела на то, как ловко он управляется с моими проблемами — парень еще и заправил мой «Фольксваген», -и думала о том, что…

«Наверное, надо мне все же представиться», — сказал новый знакомый. — Я — Виктор. Давайте кофе попьем, тут рядом заведение есть…»

Конечно, я должна была отказаться. Хотя бы потому, что каждые две минуты мой телефон подавал сигналы бедствия от давно уже снаряженных друзей, но… Разве меня не поймет любой, кто готов встретить в волшебную новогоднюю ночь свою судьбу?
{PAGEBREAK}
Виктор уселся напротив и, заказав мне сразу два десерта (откуда узнал, что люблю сладкое?), рассказывал о том, как он чертовски тормозит сегодня огромное число своих друзей, но готов пожертвовать всем ради такой волшебной встречи. Он говорил о себе почему-то в третьем лице, рассказывая какие-то смешные истории, которые, кажется, на ходу и придумывал, и даже девушка, обслуживавшая наш столик, сдается, тоже в него влюбилась…

Виктор обладал каким-то странным притяжением — наверняка он был душой любой компании и я даже стала думать о том, как он впишется в нашу, сегодняшнюю, и как все удивятся, когда я приеду встречать Новый год с человеком, с которым познакомилась всего час назад. Но, боже, мне казалось, что я знаю его уже целую жизнь…

Он попросил счет и, наверное, должен был сказать это сейчас. «Саша, а где вы встречаете Новый год?
Может, это покажется вам нахальным предложением, но…»

Я смотрела в его голубые смеющиеся глаза и ждала. А он вдруг спросил: «Вы меня совсем не помните?» «Нет», — ответила я.

Виктор проворно вскочил из-за стола и спросил: «Саша, а где мы вашу съемку увидим?» «Чего?» — пробормотала я, краснея и предчувствуя, что происходит что-то непоправимое. Он иронично покрутил головой и сказал: «Помните, как вы снимались в свадебном салоне для какого-то проекта, а мы с будущей женой пришли насчет платья договариваться? Я потом еще интервью это читал и поразился тому, как одинаково мы с вами к жизни относимся…»

И тут я все вспомнила: и его невесту — высокую блондинку с неестественно пухлыми губами — и даже свое интервью, в котором говорила о патологической любви к сладкому и такой же патологической нелюбви к хамству. Странно, почему тогда я не обратила на него внимания? Вполне обычное лицо. Ничем непримечательное поведение, ничего тогда не вздрогнуло в сердце, а сейчас…

Впрочем, об этом я думала уже в машине, уносившей меня к своим заждавшимся друзьям. Виктор поехал к своей невесте (цветы предназначались ее маме), зачем-то взяв у меня («Желаю вам победить на Олимпиаде») автограф на память.

Я думала о том, как буду рассказывать эту историю своей лучшей подружке Насте, и никак не могла решить — смеяться над ней или плакать…