НЕБО, САМОЛЕТ, АКТЕР…

НЕБО, САМОЛЕТ, АКТЕР...Провожаемая суровыми взглядами пассажиров, я прошла к своему месту, располагающемуся в самом хвосте самолета. Только мне так «везет»: мало того, что летать боюсь, так еще и в двух шагах от туалета сидеть придется!
Самолетик был старый, потрепанный, и близость туалета отчетливо ощущалась в воздухе. Ну может ли ситуация стать еще хуже? Кажется, может, ведь кресло рядом со мной еще пустовало. Сейчас придет какой-нибудь пьяный амбал и будет меня домогаться всю дорогу. Страшно подумать! А может, и не придет никто, я ведь одной из последних билет покупала…
За пять минут до взлета, когда самолет уже начал дрожать, мой сосед все-таки появился. Судьба решила смилостивиться надо мной: сосед, хоть и мужчина, оказался не амбалом, а вполне трезвым, и во всех отношениях симпатичным молодым брюнетом.
Правда, в тот момент я не могла полностью оценить преимущества ситуации, потому что с детства панически боюсь летать. Так что когда загудели моторы, я из обворожительной девушки превратилась в трясущуюся мышь, отчаянно вцепившуюся в ручки кресла.
— Вам плохо? — сочувственно поинтересовался мой сосед.
Я обиженно покосилась на него, давая понять, что человеку, который с трудом удерживается от того, чтобы спрятаться под кресло, в принципе не может быть хорошо. Сосед продолжал улыбаться:
— Вы, наверное, летать боитесь?
— Чуть-чуть, — процедила я сквозь сжатые зубы.
— А вы не бойтесь! Самолеты — самый безопасный вид транспорта.
— Зато если уж грохнется, то наверняка, — я сохраняла упрямый пессимизм.
— А он не грохнется, вот увидите. Я, например, летать очень люблю, наверное, потому, что дракон.
Я недоверчиво покосилась на него, пытаясь разглядеть хвост и крылья. Но в этот момент самолет дернулся, набирая скорость, и я, пискнув, еще глубже ушла в кресло.
— Хотите, я вас за руку подержу? — поинтересовался сосед.
В американских фильмах так обычно начиналось большое и светлое чувство: красивый мужчина держал красивую женщину за руку, они проникались взаимной симпатией, чувствовали духовную близость и прямо из аэропорта готовы были идти под венец. И не то чтобы я была против такого развития событий, совсем наоборот… Просто мои руки, судорожно вцепившиеся в ручки кресла, отказывались подчиняться.
Следующие полчаса в самолете горела табличка «Пристегнуть ремни», я боялась, а сосед повествовал мне о своей жизни. Не задавая лишних вопросов (вообще никаких вопросов, если уж на то пошло), я узнала, что соседа зовут Константин, что по профессии он актер, а в мой родной город прилетал на съемки, что у нас ему понравилось, да вот только один недостаток есть…
В этот момент погасла злополучная табличка, приводившая меня в ужас, и я смогла поинтересоваться:
— А что за недостаток?
— Рыбачить негде, — без тени насмешки сообщил мне Константин. — Река есть, а рыбаков нет… скучно. Я ведь специально всегда с собой удочку беру!
Представив, как он сидит посреди города с удочкой, а мимо проплывают на катамаранах влюбленные парочки и родители с детьми, я невольно захихикала.
— Вот, вы уже успокоились! — обрадовался мой попутчик. — А сейчас и обед подадут. Обед — это самая лучшая часть полета. Простите, а вас как зовут?
— Настя, — сообщила я. Вот и познакомились на сороковой минуте общения…
— Настя, а можно вас вином угостить?
Вино в обед не включалось, так что предложение было вполне серьезным. Вот здесь-то я и вынуждена была вспомнить, что лечу в командировку, да не одна, а с коллегами. В общем-то, ничего страшного, исключая тот факт, что мой непосредственный начальник с соседнего ряда уже минут десять страшные рожи корчит. В его представлении это намек, что романы в служебное время недопустимы.
— Нет, спасибо, я на работе…
— Ну, сами смотрите. Я хоть и с работы уже, а один пить не люблю.
Пока он говорил, я успела заметить, что он очень симпатичный, да и лицо знакомое. Кажется, я его видела в каком-то сериале… А ведь на самом деле актер!
Чтобы спланировать дальнейшие действия, я осторожно спросила:
— Да ведь и жена не обрадуется, если вы выпивший прилетите, правда?
— Не обрадуется, — с готовностью согласился Константин и, прежде чем я успела отчаяться, добавил: — Потому что ее нет. Преимущество холостяцкой жизни!
Вот такой поворот дел меня устраивал! Я немного расслабилась, тем более что ужасающая машина летела ровно и спокойно, без обычных пыток, именуемых турбулентностью. Так что я могла позволить себе наслаждаться приятной беседой, как бы случайно не замечая активной жестикуляции шефа.
Костя развлекал меня историями об особенностях работы актера, о гастролях, съемках и частых перелетах. Я рассказывала о бизнесе, офисных интригах и обо всем, что не подпадало под понятие «коммерческая тайна». Шеф, заметив, что развратных действий в мой адрес не наблюдается, задремал, но согласиться на вино я так и не решилась.
Полет прошел непривычно быстро. Правда, при посадке, когда нос самолета резко накренился вниз, привычный страх вернулся, но на этот раз он был уже не такой изматывающий. Мне даже удалось справиться с одной рукой — то есть позволить Косте держать ее. В общем-то, помогло, хоть и не сильно.
На выходе из самолета мне пришлось присоединиться к делегации. Костя оказался отодвинут толпой, и я уже думала, что на этом приятное знакомство закончилось, но он снова появился уже на выходе из аэропорта.
— Можно будет с тобой увидеться, пока ты здесь? — осторожно поинтересовался он.
Мой шеф заметил интерес к сотруднице и демонстративно громко потребовал:
— Анастасия, разберитесь с подробностями быстрее, нас ждет машина!
Вот ведь демонстратор… Но я, к сожалению, смутилась, ведь работа была важной и очень престижной, и я не хотела ее потерять. Так что я отчаянно замотала головой и пробормотала что-то вроде «Извините, не могу!».
Единственное, на что мне хватило решимости, — это дать Косте мою визитную карточку. Потом я переместилась в служебную машину, где была тут же загружена мелкими и, в общем-то, ненужными делами…
В течение всей поездки я надеялась, что он позвонит: вечера-то у меня были свободные! Но он не звонил, и постепенно я перестала ждать. Наверное, актеры, пусть даже и второго плана, не встречаются с персональными ассистентами. Ну и ладно, найду другого! Менеджера, например…
Я вернулась в родной город, прошло время, и тот перелет вроде бы забылся. Правда, каждый раз, когда по небу ползла крошечная точка самолета, хотелось смотреть вверх и долго провожать его глазами, но я старалась не обращать на это внимания.
А через три месяца после моего возвращения телефон зазвонил, причем тогда, когда я меньше всего ожидала. Номер был незнакомый…
— Слушаю.
— Настя? Вы меня, наверное, не вспомните… Это Константин…
— Помню! — чуть ли не крикнула я и тут же смутилась.
А он обрадовался:
— Отлично… Если вам не трудно, вы не могли бы встретиться со мной возле театра? Я бы вас пригласил, да не знаю куда…
— Ничего, вместе что-нибудь придумаем!
Уже запирая дверь квартиры и готовясь встретиться с ним, я вдруг поняла, что не было причин бояться того самолета….

Анастасия СЕМЕНОВА